?

Log in

Previous Entry

Оригинал взят у guelder_rose в Марина и Сергей Дяченко. "Vita Nostra".

В начале было Слово.

Принимая во внимание огромное количество противоречивых отзывов и холиваров в сети, я бралась за эту книгу настороженно. Основным мотивом к прочтению было сравнение Дяченок с моими любимыми Олди. И это одно из немногих произведений, ради которых я готова пробовать выражать свои впечатления с помощью ограниченных возможностей любого из существующих на земле языков.

[Spoiler (click to open)]

И вот, я сижу перед монитором, набираю текст и стираю. Черные буковки на белом фоне ничтожны. Они ничего не значат. Я набираю текст и стираю его. Цикл закольцовывается.
«..в рамках той коммуникационной системы, которой мы с вами сейчас пользуемся, возможны только приблизительные объяснения...»
Я наверное, еще достаточно молода для того, чтобы подобные произведения производили на меня должное впечатление. Сначала ты чувствуешь страх безысходности. Он овладевает сознанием и ломает волю. Липкий, тягучий, ледяной. Выбора нет, все решили за нас. Но так ли это плохо? Можем ли мы подняться достаточно высоко, чтобы познать истинный смысл происходящего? Я еще помню, как была подростком и тонула в смыслах, в явлениях, событиях, возникающих и происходящих в жизни против моей воли, и в то же время именно тогда, когда я больше всего в этом нуждалась. Но тогда я не могла этого понять.
Мир - это мозаика, говорят нам авторы. Мир - это текст. Это знание легло в мою голову так, будто я всегда это знала. Будто это всего лишь мое воспоминание. Vita Nostra наполнена этим страхом осознания, узнавания. Повествование зачаровывает, гипнотизирует тебя, как удав кролика, и вот ты уже ловишь себя на мысли, что хочешь, чтобы оно как можно скорее закончилось - и чтобы никогда не кончалось. Периодически ты выныриваешь ненадолго, чтобы набрать воздуха, и дальше - с головой в это страшное, непонятное, но уже тысячу лет тебе известное.

Представьте - неубранная комната с тремя кроватями, полная пепельница окурков, окна с грязными стеклами в старых деревянных рамах. Глубокая первобытная темнота давит на эти стекла снаружи. Вы сидите за ветхим письменным столом, перед вами карандаш и чистый лист бумаги. В наушниках - полная, непроницаемая тишина, молчание тысячелетней могилы. Вы - суть всего. Вы - орудие, и вы - Творец. Так какое же Слово вы изъявите на чистом листе?

«...Бывают слова – полова, мусор, и они превращаются в ничто, едва прозвучав. Другие отбрасывают тени, уродливые и жалкие, а иногда прекрасные и могучие, способные спасти погибающего. Но только некоторые из этих слов становятся людьми и тоже говорят слова. И у каждого в мире есть шанс встретить того, кого он сам когда-то произнес вслух…»

Героиня познает мир, себя, как часть этого мира, все сущее как часть себя. Ближе к концу повествования границы окончательно стираются. И вот ты внезапно выныриваешь сидящим на своей кухне размером со спичечный коробок, в руке книга, на часах шесть утра, на столе давно остывший нетронутый чай. И звенящая темнота давит уже на твои стекла, готовая в любой момент ворваться и заполнить собой все, что представляет собой твой окружающий мир.

Книга - о Познании и о Выборе.
О тысячах невысказанных слов.
О тысячах лет, прожитых вслепую.

...«В том только и дело, чтобы правильно изъявить. Все уже есть на свете. Все самое лучшее и подходящее. И счастье. Самое простое, что может быть – схватить за хвост вот эту золотую амебу и изъявить ее правильно и четко, без искажений…
… Счастье – то, что чувствует любой человек, совпавший со своим предназначением...»

А вы знаете, какое у вас?

Я буду здесь говорить ни о простоте языка, ни об отсутствии подробных описаний, ни о якобы смазанной концовке. Подобная литература читается не ради собственно красоты языка или "экшена" в развязке. Эта книга не является гениальным литературным шедевром, и скорее всего она не изменит вашу жизнь. Возможно, она вовсе вам не понравится. А может быть будет иначе, и сердце рванется навстречу словам, и Слова зазвучат и отзовутся где-то глубоко внутри страшным и прекрасным чувством, которого невозможно желать и которому невозможно сопротивляться.
Хотите попробовать?

Comments